April 2nd, 2012

Мошенничество федерального масштаба

Ну, да — было ваше...


Оказывается, существует удивительная схема возвращения автомобилей их обманутым владельцам, если они — сотрудники правоохранительных органов, судьи или чиновники. И все это происходит за счет последнего собственника — добросовестного приобретателя

Оказывается, существует удивительная схема возвращения автомобилей их обманутым владельцам, если они — сотрудники правоохранительных органов, судьи или чиновники. И все это происходит за счет последнего собственника — добросовестного приобретателя

«Разъяснение» прокуратуры Краснодарского края: «Ваш автомобиль была признан вещественным доказательством... Нарушений при выемки у Вас автомобиля не допущено...»

23 августа прошлого года на сайте МВД республики Мордовия появилась служебная, в принципе, новость о том, что был пойман некий Кудашкин, в отношении которого возбуждено целых 29 уголовных дел по ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»). Сообщалось: этот гражданин занимался продажей поддержанных автомобилей, не все из которых попадали к нему законным путем. Ущерб от его «бизнеса» оценили почти в 60 млн рублей.

Ну, мало ли, что бывает… Особого внимания не обратил, если бы мне однажды не позвонил москвич Павел К. (фамилия редакции известна) и не рассказал удивительную историю, имеющую непосредственное отношение к гражданину Кудашкину и российской судебно-правоохранительной системе.


Collapse )




Нужно сказать, что на самом деле проблема, затронутая в «Новой» гораздо шире и глубже. Но чтобы понять, как один человек, пусть даже с таким криминальным талантом, как у Кудашкина, смог безнаказанно проворачивать подобные махинации, давайте сначала разберёмся, кто он и как ему удалось так развернуться.

Впервые Сергей Кудашкин (1978 года рождения) был задержан 5 ноября 2002 года по подозрению в совершении мошенничеств – он неоднократно брал на реализацию товарно-материальные ценности, деньги за которые не возвращал. Помимо прочего, он договаривался о купле-продаже машин, отдавал продавцам часть денег, переоформлял и продавал их машины, а полученные деньги не возвращал. За это 22 марта 2004 года Кудашкин был осуждён, но уже 15 ноября того же года вышел на свободу по УДО.

Собственно, полутора месяцев для адаптации хватило, и уже 30 декабря Кудашкин вновь совершил мошенничество. А затем ещё и ещё – всего 34 доказанных эпизода. С 1 июля 2005 года его объявили в розыск, однако, по словам мошенника, это никак не сковывало свободу его действий: он спокойно перемещался по Мордовии и по стране в целом, совершая новые преступления.

Позже мошенник всё-таки попал в руки правоохранителей – он был задержан сотрудниками Управления по борьбе с организованной преступностью. Но, вопреки закону, да и здравому смыслу тоже, УБОП отпустил Кудашкина, который, вплоть до своего ареста в июле 2006 года совершил ещё 16 доказанных мошенничеств. То есть преступнику фактически был выдан карт-бланш на совершение новых преступлений? Почему?

После ареста 3 июля 2006 года Кудашкин неожиданно становится обвиняемым по ст. 210 (организация преступного сообщества «Светотехстрой») и охотно даёт показания. Дело этой ОПГ, которое было построено исключительно на показаниях Кудашкина, впоследствии в суде с треском развалилось. Но сам факт того, что он давал показания, вызывает много вопросов. Впрочем, в этой истории их предостаточно.

Под стражей Кудашкин пробыл всего год.  В августе 2007 года мошенник, совершивший за период условно-досрочного освобождения несколько десятков новых преступлений, скрывавшийся от органов правопорядка, использовавший поддельные паспорта, был освобождён под домашний арест. Чем может объясняться такая щедрость правоохранительных органов? Может, сделкой с ними?

Дело в том, что Кудашкин стал засекреченным свидетелем ещё по нескольким уголовным делам и, поставив подпись под нужными для УБОП показаниями, получил домашний арест вместо содержания в СИЗО. По некоторым данным, сделка с правосудием происходила при непосредственном участии И. В. Панкратова, который в тот момент руководил УБОП Мордовии. Игорь Владимирович проявил искреннюю заботу о мошеннике, в одночасье сделав его из преступника особо ценным свидетелем, который получил не только соответствующий иммунитет, но и охрану за счёт государства.

И вот тут начинается самое интересное. Получив свободу и «поддержку» в лице правоохранительных органов, Кудашкин развернул деятельность в небывалых даже для него масштабах. По сути, он начал строительство пирамиды: пригонял покупателями иномарки дешевле среднерыночной цены, а потом тут же предлагал более престижную иномарку с небольшой доплатой. Покупатели продавали только что купленное авто дороже и отдавали деньги Кудашкину. Его клиентами были в основном силовики – представители МВД, прокуратуры, Следственного комитета, судов Мордовии и ряда других регионов, а также люди, которым мошенника-рецидивиста эти люди рекомендовали. Получилась занятная схема, при которой преступник и органы правопорядка объединились во имя якобы обоюдной выгоды. Было бы странным думать, что сотрудник УБОП и ОРЧ-3, курировавшие охрану Кудашкина, не знали о роде его деятельности. Скорее, наоборот, ведь Кудашкину нужен был выход на клиентов-силовиков, а последним – гарантии, что их не кинут. Можно гадать: был ли это преступный сговор сотрудников УБОП с Кудашкиным, или борцы с организованной преступностью просто были уверены, что мошенник не посмеет их подставить, но итог любой пирамиды закономерен: в определённый момент она рушится, и вопрос только в том, кто и сколько в ней потеряет.

«Бизнес» Кудашкина залихорадило в 2010 году – возникли задержки по выполнению заказов на покупку авто. Статусные клиенты обращались к правоохранителям, гарантировавшим его «порядочность», а те, кто работал с Кудашкиным без посредников, также пытались найти выход на его «покровителей» - тем более что он их не только не скрывал, но и всякий раз подчёркивал отношения с УБОП. В итоге все обращения и требования по «обязательствам» Кудашкина стекались к Панкратову и его оперативникам: Логункову, Чугунову и Шиндясову. В зависимости от статуса обратившегося Кудашкину поступала команда: выполнить оговоренные условия или проигнорировать их.

В 2011 году количество обманутых достигло пика, и Кудашкину, даже с его даром убеждения, уже не хватало времени, чтобы отсрочить падение пирамиды. В МВД Мордовии начали поступать первые заявлении. Игнорировать их было уже нельзя, но вот контролировать ход расследования – запросто, тем более что И. В. Панкратов на тот момент дорос до начальника криминальной милиции МВД Мордовии.

Было возбуждено уголовное дело, по которому Кудашкин был задержан, но снова препровождён в Ленинский районный суд для избрания ему меры пресечения. Уже знакомый мошеннику суд снова милостиво отправляет его под домашний арест. Следователи не напрягались и на все вопросы: «Как же так?!» только отсмеивались: «Он стольким правильным людям денег должен! Если его посадить, как же он их отдаст?».

Над возвратом денег «правильным» людям Кудашкин работал недолго: в дело вмешалось УФСБ РФ по Мордовии. И. В. Панкратов, узнав об этом, вероятно, испугался: если Кудашкина арестует ФСБ, контроль над следствием будет утерян, не говоря уже о том, какие подробности деятельности пирамиды и её участников могли всплыть на допросах. Поэтому он оперативно подсуетился и арестовал Кудашкина первым - якобы за нарушение меры пресечения.

Но падающая пирамида уже начала заваливать всех её участников: «правильные» люди вдруг осознали, что ни денег, ни машин они не увидят, и адресовали все свои претензии к «гарантам» мошенника-рецидивиста. Выход был найден быстро и, как всегда, за счёт добропорядочных граждан. Оперуполномоченного Шиндясова отправили на пенсию и признали потерпевшим, хотя пирамида Кудашкина во многом состоялась благодаря именно его «усилиям». «Правильные» люди начали пытаться возвращать свои автомобили незаконными методами, описанными в «Новой газете», - за счёт добросовестных приобретателей, просто изымая авто у них. И только Кудашкин спокоен – он знает, что Панкратов позаботится о том, чтобы мошенник снова получили минимум и вскоре оказался на свободе. Ведь теперь Игорь Владимирович оказался с ним в одной лодке, и его будущее напрямую зависит от того, проснётся ли у Кудашкина желание заговорить.

Кроме того, Панкратов – чуть ли не единственный, чья судьба оказалась в подвешенном состоянии: обманутые «вкладчики» (а это всё-таки не последние люди) винят в произошедшем его, следствие практически вышло из-под контроля, сотрудники ФСБ дышат в спину… По некоторой информации, В. И. Панкратов пытается перевестись в другой регион, однако шлейф последних событий сильно осложняет эту задачу.

Зато сама история пирамиды постепенно становится достоянием общественности. По некоторым данным, не так давно в Саранск приезжала съёмочная группа передачи «Человек и закон». Сюжет, посвящённый мордовскому мошеннику, готовится к выходу в одном из её ближайших выпусков.